Сохранять ли семью ради детей?

Вопрос психологу:

Я в недоумении: моя знакомая (она — детский клинический психолог) сказала такую вещь: ребенку нужна семья, мама и папа, а какие между ними отношения, есть ли между ними любовь или нет — не имеет значения. Если возникла — любовь вполне можно встречаться, иметь любовника. Это, говорит она, очень полезно. А разводиться, если есть дети до 16-18 лет — можно только в том случае, если один из родителей — антисоциальный элемент (например, муж бьет жену, злоупотребляет алкоголем, является тираном). А если из семьи ушла любовь, но есть дети, то семью сохранять во что бы то ни стало, чтобы не травмировать ребенка разводом. Можно (нужно!) заводить любовников, любовниц, но только не разрушать семью! В то же время я слышала от семейных психологов и такое мнение: дети в семье — вторичны, и жить вместе ради детей — нельзя. Это не добавит им счастья! И теперь я в недоумении: так как же правильно? Сохранять семью во что бы то ни стало (за редким исключением) или все же не стоит?Стоит ли жить ради детей вместе?

Дело в том. что я — студентка факультета психологии и ко мне часто обращаются с подобным вопросом. Я, конечно, еще не консультирую, но хочу сформировать свое мнение относительно этой проблемы.

Ответ психотерапевта theSolution:

Баннер4_3В Вашем вопросе я увидела два аспекта: первый — в какой семье лучше расти ребенку, второй — о мотивации сохранять брак.

В какой семье ребенку хорошо?

Для хорошего самочувствия и оптимального развития ребенку нужно то, что Гордон Ньюфелд называет «деревней привязанностей»: круг близких ребенку людей, с которыми он часто непосредственно общается, которые хорошо его знают, заинтересованы в его благополучии и готовы позаботиться о нем. Это могут быть как родственники, так и знакомые (соседи, помощницы по дому, няни и т. п.) При этом несколько взрослых играют ведущую роль, являясь объектами прочной привязанности ребенка и неся ответственность за его благополучие (обычно это родители).

 Когда выпадение одного из членов близкого круга травмирует ребенка?

Прогнозируя степень травмированности ребенка, следует принимать во внимание следующие условия:

  1. Насколько близок ребенку этот человек: как часто ребенок с ним общается и насколько он к нему привязан?
  2. Насколько велика «деревня привязанностей» ребенка: могут ли другие члены близкого круга возместить ребенку возникший дефицит?
  3. В какой степени развод родителей будет означать сокращение контактов ребенка с одним из родителей?

Исходя из этого, мы можем описать два крайних варианта развода:

Очень тяжелый, травмирующий ребенка развод родителей:

  • «деревня привязанностей» ребенка состоит всего из двух людей, к каждому из которых он привязан в равной степени сильно;
  • родители в равной степени заботятся о ребенке и проводят с ним время;
  • после развода контакт с одним из родителей практически прекращается.

Пример:

Мама и папа не работают или работают дома, в равной степени заботясь о ребенке и регулярно «подменяя» друг друга; круг их общения узок, близкие люди есть только у папы; после развода папа уезжает в другой город, а его друзья и родственники отказываются общаться с мамой. В этом случае ребенок буквально теряет больше половины своей жизни, что скажется самым угнетающим образом на его психологическом состоянии и развитии.

Относительно легкий развод родителей, который может не оказать негативного влияния на состояние и развитие ребенка:

  • «деревня привязанностей» ребенка состоит из нескольких людей, к которым ребенок привязан и от которых получает заботу и поддержку (в идеале один из этих людей может начать уделять ребенку больше внимания);
  • «уходящий» член семьи проводил гораздо меньше времени с ребенком, чем тот, кто остается;
  • частота контактов с «уходящим» членом семьи существенно не меняется после развода.

Пример:

Ребенка растит в основном мама, поддерживая тесный контакт с родственниками и друзьями. Папа рано уходит и поздно приходит, проводя с ребенком лишь несколько часов в выходные. После развода папа продолжает водить ребенка на прогулку в выходной день, мамин круг общения не меняется. Такой развод практически ничего не меняет в образе жизни ребенка и потенциально не травматичен для него.

Иногда говорят о том, что ребенку полезно наблюдать в близком кругу различные гендерные модели, маму и папу, играющих женскую и мужскую роли. Я полагаю, что в современном обществе гендерные модели утратили свою четкость. Якобы женские и якобы мужские функции в семье распределяются между ее членами гибко, в зависимости от личных вкусов и объективных обстоятельств, а не пола. Я бы сказала, что ребенку полезно до созревания оставаться в большой семье, при этом гендерный состав семьи не имеет решающего значения.

Второй из затронутых Вами аспектов — ради чего стоит сохранять брак. Это приводит нас к вопросу о качестве брака.

Качество брака — понятие сугубо субъективное и определяется степенью удовлетворенности обоих партнеров. Говоря обобщенно, ребенку хорошо, если оба его родителя удовлетворены своим браком, и плохо, если хотя бы один не удовлетворен.

Любовь и страсть партнеров не определяют ни субъективную удовлетворенность браком, ни удобство этого брака для детей. Ощущение сильной любви может служить источником радости, но нередко связано с ревностью, проявления которой мучительны для всех членов семьи. С другой стороны, многие переживают угасание страсти как тяжелый эмоциональный дефицит, существенно снижающий субъективную удовлетворенность браком.

В зависимости от того, что для каждого из партнеров означает любовь, выражение «ушла любовь» может означать как «исчез смысл оставаться вместе» — так и «пришли дружба и спокойное взаимопонимание, не омраченные тревогой и болезненной зависимостью».

Решение о прекращении или сохранении брака обусловлено целым рядом внутренних и внешних факторов — от фактов семейной истории и традиций («в нашей семье разводов не было») до уверенности в своей привлекательности («да я себе завтра получше найду») и субъективной потребности в близких отношениях («я так и знал, что это не мое, в жизни больше не женюсь»). Входит ли в число мотивов благополучие детей — сложный вопрос. Тема детей то и дело всплывает в разговорах о разводе, но мне не приходилось сталкиваться с тем, чтобы влияние развода на детей ставилось во главу угла при принятии окончательного решения. Взвешивая решение о разводе, люди скорее кладут на весы степень своей личной удовлетворенности в случае сохранения либо прекращения брака. И только после принятия решения благополучие детей привлекается как дополнительный аргумент для усиления своей позиции («Лучше им совсем без отца, чем с таким, как этот», «Не могу же я оставить детей без матери»).

Одним из примеров совместной жизни ради детей после того, как «ушла любовь», является семья известной актрисы Тильды Суинтон: после нескольких лет совместной жизни она и ее партнер поняли, что их взаимная страсть угасла и они более не ощущают себя парой. Но у них было двое детей, и они оба хотели видеть, как растут их двойняшки. Поэтому они продолжают жить вместе как друзья и родители, и при этом каждый из них имеет другого — любовного — партнера. Партнеры родителей не проживают с ними вместе, но знакомы с детьми и бывают в гостях у семьи. Полагаю, такая ситуация необычна, но не является травмирующей для детей. Их родители нашли выход. Правда, к варианту Тильды Суинтон мало кто готов. Бывают ситуации, когда после развода заботу о детях  берет на себя мужчина. Во многих российских семьях бабушки и дедушки проводят больше времени с детьми, чем отцы.

Вариации человеческих отношений бесконечны. Указать идеальное сочетание партнерства и родительства трудно, но можно утверждать следующее: родители ответственны за чувства и благополучие своих детей. Детей ранит неудовлетворенность, горечь, враждебность, окружающих. Им нужно много контакта со спокойными, уверенными в себе, жизнерадостными родителями. Обеспечить такой контакт, выбрать оптимальный из множества вариантов, руководствуясь здравым смыслом и любовью к ребенку — задача родителей.

 

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *