Посттравматическое стрессовое расстройство при утрате значимого близкого. Что это такое?

Зачем нужны негативные эмоции

Внимание читателям theSolution.ru! Данная статья носит ознакомительный и просветительский характер. Если у вас и ваших родственников, близких и знакомых возникли похожие проблемы, то обратитесь к врачу-психиатру в психоневрологический диспансер по месту регистрации, приемный покой психиатрической больницы, или в регистратуру института психиатрии. Мы не занимаемся ни диагностикой, ни лечением психиатрических заболеваний! Мы оказываем услуги индивидуального психологического консультирования.

Утрата значимого близкого в подавляющем большинстве случаев является травмирующей ситуацией для психики человека. В процессе горевания индивид проходит через пять этапов, так называемых стадий горя: шок и отрицание, обида и гнев, чувство вины, депрессия и принятие. Благополучное проживание указанных стадий на финальном этапе интегрирует событие в опыт человека, что позволяет ему окончательно смириться с произошедшим и жить дальше. Однако в четверти случаев естественный процесс горевания нарушается и могут развиться различные патологические состояния: затяжная реакция горя, депрессия, и наиболее тяжелое и опасное – посттравматическое стрессовое расстройство (далее — ПТСР).

Опасность ПТСР и его хронического течения в первую очередь заключается в высокой вероятности суицида.

Происходит разрушение социальных связей, распадаются браки, утрачиваются друзья. Человек оказывается в изоляции, не может поддерживать и строить отношения. Снижается способность к труду: происходит переход на более низко квалифицированную работу, или утрачиваются карьерные амбиции. Высок риск развития соматических заболеваний, выхода на инвалидность.
На возможность развития ПТСР влияет ряд факторов, связанных с индивидуальной восприимчивостью к стрессу. Речь идет о пессимистическом мышлении, стрессовых жизненных обстоятельствах, неподготовленности к смерти, депрессии, отсутствии поддержки со стороны окружающих. Особенностями личности, которые могут способствовать развитию ПТСР, являются повышенная ранимость, инфантильность, низкая самооценка.
К биологическим факторам риска можно отнести возрастные изменения в организме, физическое истощение; к социальным — низкий уровень образования, низкое социальное положение.
Особенно восприимчивы к стрессу люди, пережившие сексуальное насилие.
Наконец, значительное влияние имеет степень эмоциональной близости с утраченным человеком.
ПТСР развивается или сразу после осознания утраты или в течении последующих 6 месяцев.

После осознания свершившегося его охватывает эмоциональная буря: гнев, отчаяние, страх, ощущение утраты контроля над своей жизнью, потери жизненной перспективы, части своего «Я». На всем протяжении расстройства травматическое событие воспроизводится в памяти так же ярко как в первый раз. Травма не интегрируется в жизненный опыт и историю человека, она находится вне ее, отдельно и всегда актуальна. Внезапные яркие воспоминания о произошедшем- флешбеки — запускаются самыми причудливыми и непредсказуемыми стимулами, они непредсказуемы.
Другими симптомами ПТСР являются постоянное напряжение, готовность действовать, тревога, подозрительность, эмоциональное отупение. Постоянное пребывание в состоянии готовности к действию требует большого количества энергии, что приводит к скорому истощению человека: нарушается сон, развивается депрессия с выраженным тревожным компонентом.
В случаях, когда утрата эмоционально значимого близкого произошла вследствие смерти последнего, ПТСР может проявиться симптомами болезни умершего или гиперопекающим поведением в отношении живых близких: выдвигаются часто нелепые требования прохождения медицинских обследований, попытки ограничения их активности с целью предотвращения новой утраты. Часто отмечается ощущение эмоциональной пустоты, возникают мысли о бессмысленности дальнейшего существования, высказывания о «скорой встрече на небесах», враждебности окружения, могут появляться суицидальные мысли и высказывания. В редких случаях утрата отрицается, а человек некоторое время продолжает жить и действовать так, будто ничего не произошло.
Елена описывает свое состояние после смерти сына следующим образом:

В середине ночи разбудил телефонный звонок. Сообщили, что сын спрыгнул с крыши. Первое что я помню — это внезапная пустота. Я осознала только то, что внутри ничего нет. Он не мог! Это ошибка! Затем накатил страх. Так сильно я в своей жизни не боялась никогда. Я боялась этой пустоты, этого Ничто. Будущего не стало. От меня как будто отвалился кусок. Зачем что-то делать? Все было тщетно и бессмысленно. Обрывки мыслей проносились в голове и снова поглощались Ничто.
Что было дальше помню плохо. Где-то расписывалась, куда-то возили. Все происходило словно через толщу воды. Ни есть, ни спать не получалось. Хотя был короткий момент, когда надо было устраивать похороны. Хотелось расстараться, сделать все наилучшим образом. Лишь бы не думать о том, что произошло. На похоронах говорили как я хорошо держусь, но по дороге с кладбища снова накатила апатия, хотелось лечь с ним в могилу. Уже думала, что пойду и тоже сброшусь. Какая разница. От меня все равно оболочка одна осталась. Да вот сил, чтобы осуществить уже не было.
Когда про него вспоминала, внутри как будто лампочка загоралась, снова накатывал такой же сильный страх как в первый раз, в ту ночь, и ощущение безнадежности, боли.
Долгое время я чувствовала только страх или пустоту, а еще горе. Такое сильное. С работы уволилась – зачем? Ради чего работать и жить? С мужем общаться перестала. Он мне так и сказал, что сын умер, потому что я его плохо растила, да я и сама так считала.
Я стала возвращаться к жизни только спустя год, когда подруга почти силой привела меня в психиатрическую больницу. Понемногу начала приходить в себя. Сейчас я возвращаюсь на работу, но пока меня не оставляет ощущение, что еще очень много придется сделать.

Несмотря на тяжесть состояния при утрате значимого близкого человека, возможна позитивная переработка произошедшего, обретение новых целей и смыслов жизни, дальнейший личностное развитие. Улучшение состояния происходит при интеграции болезненного события в жизненный опыт, принятии его как свершившегося факта и дальнейшем обретении смысла жизни.

Посттравматическое стрессовое расстройство может развиться не только после смерти близкого человека, но и в случае травматичного разрыва отношений.

Например, в случае измены одного из супругов с последующим разводом на психическое состояние воздействуют сразу несколько факторов: утрата объекта любви, разрушение семейных связей, факт предательства. В этом случае ПТСР будет проявляться теми же симптомами, которые могут дополняться настойчивым преследованием утраченного объекта привязанности и попытками вернуть отношения, вплоть до угроз или агрессивных действий. Так же как и для ситуаций утраты в результате смерти, характерна потеря жизненной перспективы, возникновение мыслей о тщетности жизни и суицидных тенденций. На фоне депрессивного состояния появляются явления психической анестезии, то есть эмоциональной нечувствительности или отсутствия эмоций.

Муж Юлии подал на развод и ушел в другую семью, где у него уже рос ребенок:

Я жила как у Христа за пазухой. Муж работал, я занималась домом. О работе даже и не помышляла. В один «прекрасный» момент он мне сообщил, что у него уже несколько лет есть другая женщина и ребенок. Что он уходит в ту семью, так как не видит в наших отношениях будущего. Я решила, что это шутка. Но потом внезапно внутри что-то оборвалось. Пока он собирал свои вещи, я сидела онемевшая. Голову как будто ватой набили, осталась только одна мысль: «Как же я буду жить?». И в ответ на эту мысль появился такой страх, какого я еще не испытывала. Как в кино, валялась в ногах, цеплялась за одежду, умоляла. Этот страх меня снова настигал, когда вспоминала о муже: начнешь готовить еду и в голове мысль, что готовишь все еще для него. Вдруг зайдет по старой привычке и снова накатывает отчаяние. Развод стал моим персональным адом. Я еще очень долго пыталась прийти в себя. По ночам снился уже бывший муж, уходивший от меня, растворявшийся в пустоте. Я стала казаться себе маленькой и ничтожной. Были даже мысли свести счеты с жизнью. Стала выпивать, чтобы заглушить свой страх и тревогу, но помогала мало. Денег не было совсем. Пошла убираться в чужие дома. Это при моем образовании и опыте. Тогда мне подсказали обратиться к психотерапевту. Сначала я плакала, плакала, плакала. Выревела слез на маленькое море. Потом все же поняла, что это уже произошло. Что это стало прошлым и мне удалось принять как свершившийся факт. Заново научилась жить, получать удовольствие.

Также как и при ПТСР после смерти близкого, при возникновении расстройства в ответ на разрыв отношений, улучшение состояния происходит после принятия факта утраты, осмысления своей новой социальной роли, понимания того, как и для чего жить дальше, то есть формирования новой жизненной перспективы. Наилучшим исходом становится посттравматический рост личности, то есть повышение ее «духовности», гибкости, способности к самоактуализации.

Мария Киселева, Дарина Кокурина

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтверждение пользовательского соглашения

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я принимаю условия Пользовательского соглашения, Публичного Договора-оферты об оказании услуг, Публичного Договора-оферты об обработке персональных данных и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.06.2006 г № 152-ФЗ "О персональных данных" на условиях и для целей, определенных политикой конфиденциальности